ГлавнаяСтатьиИстория горных лыжЭрика Марингер: «Мы стартовали без шлемов, некоторые – лишь в повязках»

Эрика Марингер: «Мы стартовали без шлемов, некоторые – лишь в повязках»

  • PDF
  • Печать
  • E-mail
(1 голос, среднее 5.00 из 5)
До 1961 года в австрийском Китцбюэле, наряду с легендарными мужскими «Гонками с Петушиного гребня» (Hanenkammrennen) по трассе Штрайф проходили и соревнования среди женщин. Австрийская горнолыжница Эрика Марингер трижды выигрывала соревнования на Ханенкамме. В субботу, 24 января, 89-летняя Марингер, как всегда, будет следить за соревнованиями на Штрайфе – по телевизору. Корреспондент газеты Der Standard взял интервью у бывалой спортсменки.

– Свой третий успех в скоростном спуске с Ханенкамма Вы отпраздновали в 1954 году, на целых 5 секунд опередив ближайших соперниц. Сейчас, спустя 60 лет, можете поделиться секретом своего достижения?
Mahringer: Всё дело в смазке лыж. Тут можно было выиграть много времени. И скажу вам, что мои лыжи всегда скользили хорошо. Это заслуга моего любимого мужа.

– Время Вашего спуска составляло около трёх минут. Помимо хорошей подготовки лыж нужны были и силы?
Mahringer: Да, физическая подготовка была очень важна, и я никогда не ленилась. Зимой мы много тренировались на снегу, а летом катались на водных лыжах. Мы использовали каждую минуту свободного времени.

– То есть спорт не был основным занятием?
Mahringer: Я была учителем физкультуры, а во время соревнований брала отгулы. К счастью, моя директриса всегда меня отпускала. Но за поездки приходилось расплачиваться самой. Но мне было всё равно, я очень любила горнолыжный спорт. Соревновались мы до конца апреля. Весенний слалом-гигант на Мармоладе в Доломитах – это было нечто.

– Имели ли соревнования на Ханенкамме особое значения и для горнолыжниц?
Mahringer: Мы любили соревноваться по Штрайфу. Только наша гонка проходила после мужской. Трасса уже была не в очень хорошем состоянии.

– А как тогда выглядела трасса в Китцбюэле?
Mahringer: Старт находился ниже «Мышеловки» (первый ключевой участок трассы после старта – Mausefalle). Финиш был там же, где и сейчас. Только мы ехали со стороны склона Хинтерганслерн, а не через Хаусбергканте, как сейчас. Это там же, где в прошлом году из-за отсутствия снега провели мужскую гонку. Позднее наши соревнования стали проводить на Флекальме, в соседнем Кирхберге.  

– Считалась ли гонка и тогда особенно опасной?
Mahringer: Было как-то не так страшно. У нас не было шлемов, некоторые надевали на голову лишь шерстяные повязки. Но в таких количествах травм не было.


– Почему женские соревнования отменили после 1961 года?
Mahringer: Лыжный клуб Китцбюэля не захотел делать двойную работу по подготовке трассы. Чтобы помочь организаторам, я предложила проводить женские соревнования в Бад Гаштайне. Поэтому не сердитесь на меня.



– Как раньше готовили трассы для соревнований?
Mahringer: Топтали снег ногами и лыжами. Делали все возможное, чтобы обеспечить честную конкуренцию.

– Это удавалось?
Mahringer: Иногда сдирали снег до земли – были видны корни деревьев. На чемпионате Австрии в 1951 году, в соревнованиях по слалому, из-за этого со мной случился конфуз. Осталась висеть на деревце.

– Как же так – Вы же тогда победили?
Mahringer: Судья разрешил мне перестартовку. Я так была этому рада.

– Вы одерживали победы во всех дисциплинах. У вас совсем не было соперниц в Австрии?
Mahringer: Нет, моей главной соперницей была Труде Клекер. Три года спустя она стала чемпионкой мира в слаломе.

– В 1951 году, вместе с футболистом Эрнстом Оквирком, Вы стали спортсменкой года в Австрии.  
Mahringer: Я это заслужила. Тогда не было никаких концертов, но мне дали красивый диплом. Он до сих пор у нас висит.

– Почему Вы ушли из спорта в расцвете сил, в 29 лет?
Mahringer: Вышла замуж, и вскоре у нас появился сын Ули (Ули Шписс – известный австрийский горнолыжник 1970-х, двукратный чемпион мира среди юниоров, многократный призер и двукратный победитель соревнований Кубка мира). В качестве мамы я не могла выступать в гонках.

– Чувствуете ли Вы ностальгию по прежним временам?
Mahringer: Вместе с детьми мы иногда рассматриваем старые фотографии. Олимпиада 1948 в С.-Морице или чемпионат мира 1950 в Аспене. Медали были красивыми, но самым главным были поездки, возможность посмотреть мир. Франция, Италия, США – мы всё видели своими глазами.

– Следите ли Вы до сих пор за событиями в Кубке мира?
Mahringer: Конечно, и с большим удовольствием. Скрещиваю пальцы на удачу – как могу, потому что они у меня болят.

– Можно ли сравнить современные гонки с теми, в которых Вы участвовали?
Mahringer: На трассе по-прежнему царит спорт. Те же чувства и настроения на старте. Как и тогда, спортсмены пытаются показать всё, на что они способны.

- А кто будет лучшим в эту субботу, как Вы думаете?
Mahringer: Я буду рада любому, кто поднимется на призовой подиум. Они все должны получить свою долю счастья. Ведь Китцбюэль так много для них значит.

Эрика Марингер (Erika Mahringer) – бронзовый призер Олимпиады 1948 года (слалом и комбинация). Вице-чемпионка мира 1950 года в слаломе и скоростном спуске. Позднее организовала горнолыжную школу в Майрхофене. Мать двоих детей – Николя Шписс (Верденниг) и Ули Шписса. Николя – по итогам сезона 1975/76 заняла 3-е место в зачёте Кубка мира по скоростному спуску, профессиональный горнолыжный инструктор, разработала собственную биоэнергетическую концепцию обучения катанию на горных лыжах и тренировок. Пионер карвинговой техники.


Фото: derstandard.at        Источник : ski.ru