ГлавнаяСтатьиИстория горных лыжИз истории горнолыжных креплений. Часть II.

Из истории горнолыжных креплений. Часть II.

  • PDF
  • Печать
  • E-mail
(4 голоса, среднее 5.00 из 5)

Крепления Cubco Mitch’a Cubberley два десятилетия оставались стандартом безопасности и надежности. Магазины считали, что их просто настраивать и обслуживать. Пользователям нравилась встёгивающаяся пятка, пока единственная в индустрии. Крепления были дешевыми и довольно страшненькими. Смахивали на мышеловку. В этой связи интересен всплеск в 60-е годы «платных» креплений (чисто от английского «plate bindings»), т.е. где использовалась дополнительная плата, к которой ботинок крепился наипростейшим образом, а сама плата уже вставлялась в механизм, обеспечивающий освобождение ботинка вместе с платой при определенном усилии. Первым креплением с платой был, как мы помним, Look образца 1948 года. Но там плата не освобождалась вовсе, а просто проворачивалась, предохраняя ногу от скручивающего усилия. Плата, как промежуточное звено между лыжей и ботинком, позволяла избавиться от влияния подошвы ботинка, которая оставалась камнем преткновения для производителей креплений. Механизм, обычно, ничего особенного не представлял – подпружиненный шток с регулировкой усилия прижатия и со сферической головкой, входящей в некое «посадочное место» платы. Существовали крепления с передним расположением этого механизма и с задним. А также и с тем, и с другим.

Kurt Von Besser, производитель слезоточивого газа, который в данном случае не при чем, в 1959 году сломал ногу, катаясь на лыжах где-то в Висконсине. А это прекрасный, как мы догадываемся, повод изобрести что-либо свеженькое. Он даже не катался на лыжах, а просто стоял на них, когда в него въехал ребенок и опрокинул его на спину. Von Besser решил, что нужны крепления, обеспечивающие раскрытие и при падении назад. Он знал, что головка Cubco обеспечивает раскрытие вверх, но считал, что там большое трение. Свои крепления он начал разрабатывать в 1961.


Если увеличить рисунок, то видно, как выполнено «посадочное место» на плате. За счет его формы ботинок вместе с платой мог отходить от центрального положения для гашения ударов, затем снова центрировался за счет усилия прижима. Из рисунка неясен механизм открытия при падении вперед, и каким образом снижалось трение между лыжей и самой платой.

Примерно в то же время в Венгене, Швейцария, бывший чемпион Ernst Gertch с сыном начали разрабатывать примерно такие же крепления. Все контактные поверхности, обеспечивающие срабатывание креплений, были полированы для снижения трения. На нижней плате хорошо виден задний скос, за счет которого обеспечивалось раскрытие при падении вперед. Семья начала продавать крепления прямо у себя дома в 1967 году.


В американские лыжные магазины они попали весной 1968-го. Крепления понравились инженерам Head Ski Co., они слегка их переконструировали и продавали под маркой Head как Competition XD.

Ещё несколько образцов «платных» креплений.

Крепления Moog как раз с задним расположением механизма раскрытия. В передней части виден дугообразный паз, позволявший плате с ботинком освобождаться при скручивании. Эти крепления не имели регулировки усилия прижима, а поставлялись с набором из 7 калиброванных пружин различной жесткости, из которых подбиралась подходящая для конкретного лыжника.

Весьма компактные крепления Wulf содержали механизм раскрытия внутри платы.

Устройство его тоже незамысловато и понятно из патентного чертежа.

Подобных моделей креплений и их модификаций было ещё предостаточно. Но, пожалуй, самым оригинальным их представителем были крепления Burt.

Burton Weinstein по собственному опыту знал, как неудобно надевать отстегнувшиеся лыжи на крутом леденистом склоне. И решил, что будет значительно лучше, если лыжи будут сами пристёгиваться обратно к креплениям. И ведь сделал! Крепления Burt. Внутри платы помещался сложный механизм натяжения тросов, которые выходили из платы в носке и пятке. Концы тросов крепились к лыже специальными замками. Тросы под действием пружин наматывались на внутренние барабаны, притягивали лыжу к плате, фиксировались и удерживали лыжу, пока усилие отрыва не превышало установленного предела. При падении лыжа отрывалась от платы и болталась на тросах, пока падение не останавливалось. Если лыже ничего не мешало, тросы сматывались обратно на барабаны, притягивали лыжу к плате и фиксировали её.

К проектированию этих креплений Gordon Lipe тоже приложил руку. Первые образцы этих креплений поступили в продажу в 1973 году. Они прекрасно открывались во всех направлениях, и последние модификации были встёгивающимися.

Несколько в стороне стоят крепления Spademan – можно сказать, бестселлер cевероамериканского рынка - хотя некоторые систематизаторы относят их тоже к «платным». В отличие от прочих Richard Spademan не был инженером или механиком. Он был медиком, лыжником-любителем, и в период интернатуры работал в госпитале, обслуживающем лыжные инциденты в Скво-Вэлли. Здесь он хорошо изучил эпидемиологию лыжных травм, и пришел к заключению, что все имеющиеся на тот момент крепления не обеспечивают безопасности. Имея в распоряжении множество рентгенограмм сломанных ног, он проанализировал типичные повреждения и пришел к определенным выводам. Позже он говорил: «Я считаю, что подавляющее большинство катающихся не имеют представления, как настраиваются крепления; обилие настроек ещё усложняет проблему; крепления не открываются в достаточно различных направлениях, крепления не открываются в случае прямого наезда на препятствие». Про собственные крепления он начал задумываться в 1962 году. В конце концов, он забросил медицину и вложил все деньги, полученные за сделанное им изобретение специального катетера, в производство собственных креплений. Разработка заняла у него четыре года. В 1966 году он получил патент на свои крепления. Он сделал пару сотен своих креплений, загрузил их в багажник и отправился лично по всем лыжным магазинам между Сиэтлом и Сан Диего осуществлять промоушен. Но с разбегу понят не был. И действительно, его крепления выглядели весьма необычно. Позже их будут называть “toeless wonder” – безносковое чудо, но это позже.

С большим трудом ему удалось убедить несколько лыжных патрульных использовать его крепления. Он их постоянно совершенствовал, и дело потихоньку двигалось. Но индустрию ему заинтересовать не удалось: там считали, что дизайн креплений слишком странный, чтобы быть коммерчески выгодным. Spademan решил производить крепления самостоятельно и организовал собственное производство. В 1969 году он выпустил первую 1000 пар. Ещё три года он дорабатывал конструкцию, чтобы крепления держали тяжелого лыжника. Начавшийся фристайловый бум помог: зимой 1974 - 75 большинство профессиональных фристайлеров пользовалось его креплениями. Продажи возросли от 10 000 пар до 100 000 за три года. (Кстати, Von Besser таким же образом поднялся на фристайле: в связи с некоторыми пертурбациями с дистрибьюторами европейских брендов фристайлеры предпочли прыгать big air на его креплениях).

Вот весь модельный ряд креплений, выпущенных в разные годы.

Моделей много, но сама идея оставалась одной и той же: ботинок удерживался с боков с помощью специальных профилированных захватов, натягиваемых задней пружиной через внутренний механизм. Механизм был прост и работал безотказно. Пружина имела регулировку усилия и индикатор. Больше никаких регулировок не было. Все необходимые соотношения между усилиями раскрытия вперед, назад и на кручение обеспечивались конструктивно.

Захваты удерживали ботинок за специальную пластину, прикручиваемую к подошве ботинка в области лодыжки, т.е. там, куда проецируется большая берцовая кость. Это уменьшало рычаг сил при падении со скручиванием. Такая конфигурация не нуждалась в дополнительной плате.

Тем не менее, прокатные варианты креплений содержали промежуточную плату, что создавало меньше хлопот персоналу с подгонкой ботинок и позволяло использовать произвольный ботинок. Позже, когда производители ботинок перестанут делать подошву плоской, крепить пластину станет некуда. И придётся вновь прибегнуть к адаптерной плате, а затем Спадеман, уставший бороться с «ботиночниками» на предмет подошвы, сделает и свой специализированный ботинок.

Специалист по безопасности Карл Эттлингер, занимающийся, в том числе, и тестированием креплений, отмечал, что крепления Spademan прекрасно держат кант, что, в общем-то, и понятно, поскольку пластина выступает за пределы лыжи и контакт металл по металлу обеспечивает бОльшую жесткость. При тогдашнем стиле катания эти консольные части не сильно мешали. Срабатывание креплений он находит выше всяких похвал, они безукоризненно открываются во всех направлениях. Если въехать носками лыж в, скажем, камень, то нет необходимости кувыркаться через головки креплений – ботинки просто вылетят вперед.

Теперь шесть конкурирующих брендов – Besser, Burt, Cubco, Gertsch, Head и Spademan – занимали половину Североамериканского рынка, и их доля продолжала расти. Однако многие пользователи недолюбливали платы. Главным образом по соображениям удобства. В прикрученных к ботинкам стальных пластинах было неудобно и опасно ходить. Никто, кроме Burt, не обеспечивал «самозастёгивание» после падения. Многие считали, что длинные платы не дают лыже прогибаться под ними, образуя «плоскую зону». Спортсмены не хотели, чтобы головка открывалась вверх, и большой толщины «прокладки» между лыжей и подошвой ботинка.

Тем не менее, сдвиги в плане безопасности были налицо. Статистика травм костей голени, лодыжки и ступни, составляющая 41% всех лыжных травм в 1964, упала до 29% в 1972 (благодаря антифрикционной кампании Gordon’a Lipe) и до 13% к 1976. «Показатели безопасности правильно настроенных «платных» креплений на сегодняшний день не с чем сравнить» говорил Карл Эттлингер.

Успехи плат повлекли много подражаний. Американские стартапы Americana и Moog делали свои крепления, Miller и Tyrolia запустили свои, но наехали на патенты Von Besser’а. Geze продавал платы, Look и Salomon разрабатывали прототипы самовосстанавливающихся креплений, наподобие Burt.

Весной 1978 Salomon отказывается от продолжения этого проекта и представляет публике новые крепления S727, в которые было уже интегрировано всё, что было наработано к тому времени: и антифрикционная пластина и скистопы и встёгиваюшаяся пятка и возможность её открывания палкой. Общий дизайн был, конечно, не нов, но по показателям безопасности эти крепления были уже сравнимы с «платными» и значительно удобнее в пользовании. Как только истек срок действия патента Look на головку с большой эластичностью, Salomon сразу же адаптировал под неё конструкцию своей головки в 747- х креплениях. Считается, что эти модели определили как бы «точку невозврата» ко всяким «экзотическим» конструкциям. Далее все основные производители делали крепления в таком конструктиве – пятка и носок отдельно. Ну, добавляли где чего - платформы, например.

Кстати, самые первые крепления, «похожие на крепления с платформой», которые удалось найти: австрийской фирмы F2, основанной Петером Брокхаузом (Peter Brockhaus) в ранних восьмидесятых. Крепления тоже того периода. Позже фирма переключилась исключительно на крепления для бордов и про лыжные крепления напрочь забыла. По воспоминаниям тех, кто их пользовал, крепления монтировались на лыжу через монтажную плату, и, при наличии нескольких монтажных плат, крепления можно было быстро переставлять с одной пары лыж на другую. Крепления обеспечивали независимость настроек от длины подошвы ботинка (непонятно каким образом), хорошо работали и были сильно дорогие.

К этому времени все важные в плане безопасности механические элементы креплений уже имели место быть. Появление пластиковых ботинок означало, что они должны были хорошо сопрягаться с элементами креплений. К 1980 году, несмотря на имеющиеся разногласия между производителями креплений и ботинок, большинству компаний удалось найти компромисс относительно стандартной формы механических интерфейсов: носка и пятки ботинка с одной стороны, и головки и пяточной чашки креплений с другой стороны.

В 1982 ASTM (American Society for Testing and Materials) утвердило стандарты на способы монтирования креплений и методы их настройки и тестирования при продаже в магазинах.

С появлением пластиковых ботинок с жесткой, и, главное, стандартизированной подошвой, все платные крепления растеряли свои преимущества. С коммерческой стороны, большие Европейские брэнды быстро нашли себе серьёзные американские корпорации для дистрибуции их продукции в Северной Америке. Небольшие независимые компании типа Hvam, Cubco и Miller начали выглядеть как бы не при деле в больших рыночных войнах. Совсем малые - Americana, Moog, Allsop – мутили воду и пытались отхватить свою долю рынка. Но соревноваться на равных с крупными компаниями они не могли, поскольку не располагали необходимыми ресурсами для быстрого проведения исследований и разработки новых моделей. Со временем все они исчезли, повинуясь, так сказать, законам рынка. Кто-то прислонился к какому-либо бренду, кто-то просто сошел на нет по тем или иным причинам, главным образом, экономическим. Von Besser с компаньонами, например, сколотившие в своё время неплохой капитал, погорели на бойкоте Московской олимпиады, в которую они хорошо вложились. Спадеман тоже не выдержал конкуренции и вернулся к практической медицине. Weinstein вынужден был продать права на крепления Burt японской фирме Daiwa-Seiko. Она не имела дистрибьюторов в Штатах, и крепления исчезли с американского рынка. Хвам со своими креплениями исчез с рынка в 1972, вышел на пенсию и умер в 1996 году в возрасте 93 лет. Америка отметила его заслуги, поместив в национальный зал славы и зал славы штата Орегон. Пусть ему и не удалось решить многие проблемы креплений, но он сделал первый шаг в борьбе за сохранность наших ног.

На этом можно было бы и закончить «краткий курс», но есть ещё интересные моменты, связанные с креплениями. Долго я смотрел на такие ботинки, гадая, что же это такое может быть и для чего они предназначены. Оказалось, идеи интеграции ботинок и креплений овладели умами производителей значительно раньше, чем идеи интеграции креплений и лыж. Ботинки делала Нордика для креплений Look Integral.

Вместе это выглядело вот так:

Комплект предназначался, прежде всего, для проката. Все размеры ботинок имели одну и ту же длину подошвы, если её можно так назвать. Поэтому не было необходимости перестраивать крепления при смене ботинок. Среди прочих достоинств указывались следующие:

  1. В таких ботинках удобнее ходить,
  2. Крепления в целом получались короче, что позволяло лыже лучше прогибаться,
  3. Пяточная чашка смещалась вперед, под пятку, что уменьшало рычаг сил, действующих на кости голени при падении со скручиванием.

Комплект выпускался с 1975 года, очень нравился прокатчикам и продержался около 20 лет.

Второй образчик интеграции принадлежит Koflach.

Именовался Koflach Syntronic.

Ботинки Koflach, крепления швейцарской фирмы SU-Matic. Устройство креплений ясно, в общем-то, из картинки. Они представляли собой плату, с осью вращения под пяткой ботинка. При скручивании плата проворачивалась, не отсоединяясь от лыжи. Вместо этого открывалась пятка, и ботинок освобождался. При падении вперед пятка срабатывала обычным образом.

Ну, и когда Спадеман сделал собственные ботинки под свои крепления, то получилась вроде тоже как бы интегральная система. Правда, его крепления могли работать с любыми ботинками, а ботинки - с любыми стандартными креплениями, достаточно было заказать их без железной пластины. И, не забываем, крепления Спадемана открывались во ВСЕХ направлениях, чем пока не могут похвастаться никакие другие до сих пор.

Как уже говорилось, такие интегральные комплекты нравились прокатчикам, но лыжникам, имеющим собственный инвентарь, они пришлись не по вкусу. Были восприняты как диктат и покушение на свободу выбора. Когда Джордж Саломон, лидирующий производитель креплений, запускал линию собственных ботинок в 1980 году, его спрашивали, а не намерен ли он делать такие же интегрированные системы. «Мы думали об этом – ответил он, – но не нашли, чем это может быть полезно для лыжников». Магазины тоже восприняли такие новации как ограничение их операционных возможностей. Короче говоря, тогда «пипл не схавал». Ну, а куда это вылилось в дальнейшем, мы уже знаем.

Автор: Игорь Изыльметьев
По материалам Epicski.com и Skiing Heritage.

предыдущая часть