ГлавнаяСтатьиИстория горных лыжИз истории горнолыжных креплений. Часть I.

Из истории горнолыжных креплений. Часть I.

  • PDF
  • Печать
  • E-mail
(3 голоса, среднее 5.00 из 5)

«Зачем смотреть вперед, когда весь опыт сзади!» - как-то выразился М. Жванецкий в одном из своих монологов. Ну, вперед всё же смотреть нужно, как говорят - хотя бы на пару-тройку ворот. Но и сзади много есть интересного. Мы, в основном, воспитаны были на европейской «крепежной» кухне, но и за океаном тоже не скучали и наизобретали много чего занимательного в техническом плане, что, конечно, давно уж не в ходу, но отражает развитие технической мысли, что тоже небезынтересно.

Вот на картинке приведена (сверху-вниз) некоторая ретроспектива (далеко не вся, разумеется) технического развития горнолыжных креплений. Понятно, что тросовые крепления представляют мало интересного в этом смысле. Нынешние крепления в их устаканившемся виде - пятка+носок в блоке с платформой или без неё – безусловно, интересны, но, помимо внешнего вида, отличаются тонкостями, которые знают только специалисты.


Я с удовольствием рассматривал старые картинки, и мне показалось интересным уложить их как-то в историческом порядке, чтобы отразить процесс развития. Это оказалось не так просто и отняло много времени. Уж больно много чего там было наворочено. Тем не менее, основные этапы, повлиявшие на дальнейшее развитие «крепленческой мысли», я постарался отразить. Краткий курс, так сказать. Основанный на моделях, дошедших до стадии серийного производства.

Возможные неточности прошу отнести к разночтениям источников, которые не всегда совпадают досконально, и приходится выбирать наиболее вероятный вариант.

К середине тридцатых прошлого века уже много было сделано для создания нынешнего облика горных лыж. Сами приталенные и прогнутые лыжи пришли ещё от Норхейма. Рудольф Леттнер оснастил их стальными кантами в 1928, и первые ламинированные лыжи – с топшитом из ясеня и твердой базой из гикори и даже бакелитового пластика – были выпущены в 1932. Железная скоба для носка ботинка от Хуитфельда и тросовое крепление пятки Кандахар 1932 года от швейцарца Guido Reuge, обеспечивали надёжное соединение ботинка с лыжей. Но слишком надёжное. Ноги не выдерживали и ломались при «удобном» случае. Тогда и началась, говоря патетически, «битва» за наши ноги, точнее, за их сохранность. Лыжники стали ваять самопальные крепления, обеспечивающие с тем или иным успехом отстёгивание лыжи при падении.

Однако первые серьёзные, т.е. доведенные до серии, отстёгивающиеся крепления пришли, откуда и лыжи – из Норвегии. Точнее, приехали в лице человека по имени Hjalmar Hvam (не берусь писать это имя в русской транскрипции). Личность вполне легендарная. Родился он в 1902 в Конгсберге. Как и подобает истинному норвежцу, он умел на лыжах всё: и прыгать, и бегать. Не гнушался и коньками. Cвои первые состязания он начал выигрывать в возрасте 12 лет и продолжал это делать все юные годы. Но что-то где-то не сложилось, и в 1923 он эмигрировал в Канаду, потом в 1927 перебрался в Штаты, в Портленд. В 1929 вступил в лыжный клуб и вскорости стал лидером в прыжках, лыжных гонках и бегу на коньках. И по привычке начал побеждать везде, где бы ни участвовал. Когда его уговорили попробовать и горные лыжи, он быстро их освоил и в первых же состязаниях выиграл обе попытка слалома на одолженных у кого-то лыжах. В 1936 он выиграл в одних состязаниях все четыре вида: прыжки, лыжные гонки, слалом и скоростной спуск – была у них такая «суперкомбинация»! В этом году он был отобран в олимпийскую сборную, но, поскольку оставался гражданином Норвегии, участвовать в Играх он не мог.

В 1937, после какой-то очередной победы, они с друзьями «просто» прыгали с карнизов, и Хвам сломал ногу. Он и раньше задумывался над проблемой креплений, но, видимо, время, проведённое в госпитале на вытяжке и операции, особенно располагает к подобным размышлениям. Во всяком случае, из госпиталя он вышел с готовой концепцией безопасных креплений. И приступил, так сказать, к её реализации.

Он довольно долго отрабатывал конструкцию, и в 1939 году снова сломал ногу, теперь уже на своих собственных креплениях. Это научило его, что «безопасные» крепления не совсем уж такие безопасные. Тем не менее, он запустил свои крепления на рынок, под названием Saf-Ski binding. К сожалению, найти приличный рисунок, поясняющий принцип устройства первых образцов, не удалось, но вот рисунок из патента 1941 года.


Плата 6 могла вращаться в пазах 13 и 14 вокруг одного из болтиков 7 и 8 и прижималась спереди к плоской пружине 5, имевшей регулировку по высоте верхнего края. При падениях со скручиванием передняя часть платы отжимала пружину 5 и выходила из зацепления с лыжей. Собственно, открывался только носок, к пятке, как видно, это отношения не имело.

Его крепления были с энтузиазмом встречены его друзьями по прыжкам и гонкам. Прыгуны тоже их использовали, поскольку они лучше держали лыжу. Однако многие отнеслись к новым креплениям со сдержанным скептицизмом, особенно после нескольких ложных срабатываний во время соревнований. Впрочем, сами пострадавшие считали, что благодаря этому они сохранили в целости ноги.

До конца Второй Мировой Хвам продал несколько дюжин пар своих креплений и уговаривал Пентагон закупить партию для 10-й Горной Дивизии, отправляющейся в Европу. Но, пока он договаривался с чиновниками, дивизия уже уехала. Всё же три пары попали в Италию, так сказать, «контрабандой», прикрученные к лыжам его друзей.

После войны Хвам производит свои крепления в различных модификациях, в том числе и прокатные варианты. В 1946-47 годах он продаёт 2500 пар и наблюдает, как с десяток Североамериканских компаний начинают копировать принцип работы его креплений. У него быстро появились конкуренты.

В Европе тоже не дремали. В 1948 в Неверсе, во Франции производитель спортивных товаров Jean Beyl создаёт свои собственные крепления с оригинальным принципом. Его крепления представляли собой плату, монтируемую непосредственно в лыжу. Она не освобождала ботинок при падении, а проворачивалась, предохраняя ногу от скручивания. Ещё она делала то, что не делали никакие крепления до неё: позволяла поглощать кратковременные удары, и возвращалась в центр. Боковая эластичность креплений была революционной идеей, которую никто не копировал на протяжении двух десятилетий. Плата заодно исключала влияние нежесткой кожаной подошвы ботинок на механизм раскрытия, что существенно улучшало надёжность. Beyl захотел дать своим креплениям какое- нибудь американо-звучное имя и остановился на глянцевом журнале. Так появился Look. В 1950-м Beyl уговорил кое-кого из французской команды кататься на его креплениях.

Один из партнеров американской фирмы, импортирующей товары из Европы, заключил, что проблемами платы Look являются большой вес и толщина. Чтобы установить крепления, нужно было вырезать длинную выемку глубиной около сантиметра в самой лыже. При этом плата торчала из неё на 6-7 мм. Это означало, что лыжа должна быть толстой. К тому же тогдашние гонщики считали (не в пример нынешним), что желательно быть как можно ближе к лыже. Короче, Beyl напрягся и в1950 разработал головку Look Nevada (видимо, было это у него – низкопоклонничество перед Западом), которая уже очень походила на модерн. В конструкции Beyl сохранил боковую эластичность головки для поглощения ударов и ввел две оси поворота: для тела головки и крыльев, охватывающих носок ботинка. Это позволяло крыльям параллельно сопровождать носок при его смещении. Beyl был перфекционистом - если все прочие крепления в ту пору делались из стальной штамповки, он использовал дорогое алюминиевое литьё.

В другой европейской стране Hannes Marker, коренной берлинец, который научился кататься, когда служил солдатом Вермахта в Норвегии, после войны приехал в Гармиш и нашел работу в качестве гражданского лыжного инструктора в рекреационном центре американской армии. Здесь он увидел американские раскрывающиеся головки креплений и решил, что он сможет сделать лучше. В 1952 он представил головку Duplex, удерживающую углы носка ботинка, точно так, как это будет делаться во множестве будущих креплений. Улучшенную версию головки, названной им Simplex, он представил в 1953. Как и Look она имела регулировку усилия срабатывания, так же была построена по двухосной схеме, и получила широкое распространение за пределами Франции. Мы все прекрасно помним эту конструкцию по креплениям «Нева».

Beyl ответил новой конструкцией креплений. В 1962 году появилась оригинальная головка Look Nevada II с одной поворотной осью и длинными крыльями, более удерживающими верх носка ботинка, нежели его боковые стороны. Это позволяло головке лучше приспосабливаться к нестандартным носкам ботинок и обеспечивало больший запас эластичности. Эта патентованная конструкция оставалась базовой для головок Look на последующие 40 лет.

Но, как видно, всё вертелось вокруг головки креплений. Пятка по-прежнему представляла собой различные вариации тросовых креплений. «Подвинул» их в 1948 году Mitch Cubberley, инженер механик из Нью-Джерси и лыжник-любитель. Он сконструировал элегантные подпружиненные защёлки, оформил их в крепления (Cubco), а проблемы с сырой, мягкой и гибкой кожаной подошвой ботинок ловко обошел за счёт стальных накладок на пятку и носок ботинка. Накладки прикручивались к подошве и имели специальные выемки, в которые входили зацепы креплений. Контакт металл по металлу обеспечивал более надёжное срабатывание креплений и снижал трение ботинка по лыже. За зиму 1948-50 Cubberley продал около 200 комплектов своих креплений.

В Юте Earl Miller шел параллельным путем, разрабатывая собственные крепления, и скоро между ним и Cubco развернулась борьба. Реклама Миллера предлагала $500 всякому, кто отважится выполнить на любых других креплениях те же трюки и падения, что и тестеры его креплений. Сам он тоже не чурался промоушена, выполняя самостоятельно ужасающие современников падения для демонстрации работы своих креплений.


Во Франции, в Аннеси, Georges Salomon, в ту пору производитель стальных кантов для лыж и тросовых пяточный креплений, начал производить собственные открывающиеся головки Scade, чтобы продавать их с его популярными тросовыми пяточными креплениями Lift. Он не стал копировать двухосную схему Маркера, а добавил пару роликовых опор на стальных эксцентриках, помогавшую носку ботинка выстегиваться вбок. Это было не совсем элегантное решение, но оно работало. Базовый дизайн, усиленный литьём, в конечном счёте, вылился в модели S444 и S555, имевшие большой успех на рынке.

В 1952 Mitch Cubberley патентует головку, которая может открываться во всех направлениях, и его продажи подскакивают. В 1955 он добавляет фланец к пяточному замку и создаёт первую встёгивающуюся (step-in) пятку. Возможность не наклоняться, чтобы застегнуть крепления, добавила им ещё популярности.

Миллер предложил свои крепления Hanson’у и стал производить их под его маркой.

В Портланде Хвам продолжал производить свои крепления по нескольку тысяч пар в год. В 1952, в возрасте 50 лет, он начал тренировать U.S. Nordic Combined Team и обнаружил, что он всё ещё может прыгать дальше большинства своих юных подопечных.

К 1953 году лыжному сообществу стало совершенно очевидно, что, несмотря на широко разрекламированные «безопасные» крепления, статистика лыжных травм не улучшается. Лыжные патрули регулярно подводят итоги по количеству транспортируемых лыжников с теми или иными переломами ног. Виной тому признали отсутствие стандартных методов настройки и тестирования открывающихся креплений.

Во Франции, в 1954, Jean Beyl предлагает компенсацию в $71 за каждую ногу, сломанную на его креплениях. При условии, правда, что крепления устанавливались и регулировались в специализированном сервисе. И платит только дважды на базе 1180 лыжников. Ski Magazine прикинул по этим цифрам, что катание на правильно настроенных Look примерно в 24 раза безопаснее, чем на среднем любительском снаряжении в Новой Англии.

Следующей зимой Миллер предлагал уже $100 за каждую ногу, сломанную на креплениях Hanson.

В поздних 50-х американские лыжные магазины предлагали около 35 наименований открывающихся головок, как американских фирм, так и европейских.

Однако, кроме Cubco и Miller, никто не предлагал открывающихся пяток. Стандартное тросовое крепление пятки по существу не изменялось с Кандахара 1932 года. Поскольку оно было общим, то обычно встречались смешанные комбинации: головка Hvam и пятка Salomon Lift, например. От длинного тросового крепления мало отличалась и «поворотная» (turntable) пятка Маркера. В 1965-м Маркер её ещё продавал. Впрочем, не он один.

В это время Look представляет открывающуюся пятку Grand Prix. В ней он сохранил принцип эластичности от Nevada. Немного позже он поместил её на такую же поворотную платформу, и мы стали иметь то, что в обиходе называлось «пушками», а Look тоже стал иметь уже комплект головка/пятка Look Nevada N17.

Но рынок креплений был на пороге изменений. Крепления Hvam уже морально устарели. Крепления Cubco работали эффективно, но к ним с сомнением относились разного роды эксперты из-за возможности открытия носка вверх. В 1961 соперники Earl Miller и Mitch Cubberley оснастили свои крепления первыми скистопами, чтобы избавится от ремня «безопасности», на котором лыжа могла крутиться, как лопасть вертолёта, и с тем же «успехом» для лыжника. Американские лыжные курорты долго не воспринимали новинку, видимо, из-за боязни терять в снегу прокатные лыжи, но начавшаяся в 1976 году экспансия крупных европейских брендов заставила их смириться с неизбежностью.

Что касается спортивного экипа, то тут чаша весов неуклонно клонилась в сторону европейских компаний, которые имели доступ к ведущим спортсменам. Ериксен поддерживал Маркер, Вюарне и Штауб выиграли золото на Олимпиаде 1860 на Look Nevada I. Позиции Look ещё более укрепились, когда на него с Маркера перешли Шранц и Циммерман.

В 1961 году немецкий инженер Robert Lusser порвал ахилл, тестируя свои собственные тросовые крепления. Инженер он был, видимо, не из плохих, поскольку работал на Хенкеля и Мессершмитта во время второй мировой, а после неё, взятый в плен американцами и вывезенный в Штаты, работал с Вернером фон Брауном, понятно над чем. В Германию он вернулся в 1957.

Lusser провел полный инженерный анализ проблемы открытия креплений и пришел к трем ключевым инновациям: антифрикционная тефлоновая подкладка под носок ботинка, система открытия пятки из пяточной чашки, эксцентрика и пружины с фиксированным натягом и простая головка, удерживающая носок ботинка сверху, а не за боковины подошвы. Последнее обеспечивало большой ход эластичности, возвращая ботинок в центральное положение без срабатывания головки, даже при низких значениях усилия открытия.

Lusser запатентовал свои изобретения и продавал на них лицензии. Среди прочих клиентов были Tyrolia, Geze, Marker. В 1963 он ушел от Мессершмитта и основал свою собственную компанию по производству креплений. В 1969 он умер и его бренд вместе с ним. Но его три ключевые позиции остались.

Технологии улучшались и по другим фронтам. Look представил головку Nevada II, следуя идее Lusser’а об удержании верхнего радиуса носка ботинка. Европейские компании последовательно внедряли в конструкции своих головок больший запас эластичности для поглощения ударов и удержания ботинка. Результатом явились известные Marker M4 и Geze Jet Set, основанные на патентах Lusser’а. В 1967 Tyrolia представляет свою встёгивающуюся пятку Clix Rocket. Саломон отвечает тем же.

Параллельно с Lusser’ом над проблемой трения работали Mitch Cubberley и инженер Gordon Lipe. Им удалось показать важность снижения трения между подошвой ботинка и лыжей. Результатом стало первое AFD (anti-friction device) Lipe Slider, выпущенное в продажу в 1968 году. Оно предназначалось для установки под ботинок на любые крепления, и, естественно, все следующие модели Cubco комплектовались им.

Cubbrley имел на руках результаты тестов, показывающих, что исключение кожаной подошвы ботинка из системы раскрытия креплений повышает безопасность, и в середине шестидесятых продавал около 200 000 пар своих креплений ежегодно. Именно его крепления предпочитали прокатчики.

Gordon Lipe также отметился и в сфере калибровки креплений при их установке в магазине или использовании.

Изобретенное им устройство Lipe Release Check machine позволяло производить регулировку усилия срабатывания с гораздо большей точностью, чем при использовании расчётов или таблиц. Тысячи таких машинок поступили в продажу в конце шестидесятых. Их приобретали не только магазины, но и лыжники для персонального использования. Производители креплений поначалу относились к этой машинке со страхом и подозрением. Владельцы лыжных магазинов быстро обнаружили, что она обладает большей точностью, чем та, которую могут обеспечить многие крепления. Их попросту нельзя было точно отрегулировать. Поэтому устарелые модели головок стали потихоньку исчезать с прилавков.

В союзе с журналом «Skiing» Lipe начал тихой сапой копать под европейских и японских производителей, которые тянули с введением AFD в свои модели креплений. Довольно скоро Lipe убедил лыжное сообщество, что AFD есть необходимая и обязательная часть современных креплений. В 1972 году ему удалось уговорить всех производителей поставлять простые тефлоновые подкладки под ботинок с каждым продаваемым креплением.

Постоянные статьи в «Skiing» мало-помалу заставляли производителей либо соответствовать новым требованиям, либо прекращать выпуск опасной продукции. Магазины начинают самостоятельно проводить предпродажное тестирование и настройку креплений, основываясь на указаниях производителей. Но единого научно-обоснованного метода определения настроек креплений ещё нет. Работа над ним идёт по многим фронтам. Gordon Lipe, основываясь на личном опыте, составляет рекомендации по настройкам креплений для и использования с его машинкой.

В 1975 «Skiing» публикует работу инженера Карла Эттлингера (Carl Ettlinger), работающего в университете Вермонта, «Universal Binding Adjustment Tables», обобщающую многолетние исследования, и легшую позже в основу рекомендаций ASTM (American Society for Testing and Materials) «Proposed Practice for Selection of Release Torque Value for Ski Bindings». Через несколько лет они появятся в ряде национальных и международных стандартов. И будут ещё не раз уточняться по мере накопления опыта.

Продолжение

Автор: Игорь Изыльметьев (skigu.ru)